Пелам Гренвилл Вудхаус

На выручку юному Гасси. Этот неподражаемый Дживс. Вперед, Дживс! Посоветуйтесь с Дживсом


Скачать книгу

      Пелам Гренвилл Вудхаус

      На выручку юному Гасси

      Этот неподражаемый Дживс

      Вперед, Дживс!

      Посоветуйтесь с Дживсом

      Pelham Grenville Wodehouse

      EXTRICATING YOUNG GUSSIE

      THE INIMTABLE JEEVES

      CARRY ON, JEEVES

      VERY GOOD, JEEVES

      Серия «NEO-Классика»

      Печатается с разрешения The Trustees of the P. G. Wodehouse Estate и литера-турных агентств Rogers, Coleridge & White Ltd. и Andrew Nurnberg.

      © The Trustees of the Wodehouse Estate, 1915, 1923, 1925, 1930

      © Издание на русском языке AST Publishers, 2018

* * *

      На выручку юному Гасси[1]

      Тетя Агата преподнесла мне свой сюрприз еще до завтрака. И в этом она вся. Я бы, конечно, мог и дальше распространяться о том, какие люди бывают грубые и бесчувственные. Но довольно будет сказать, что она подняла меня совершенно ни свет ни заря. Не было еще и половины двенадцатого, когда недремлющий Дживс оборвал мой безмятежный сон сообщением:

      – Вас желает видеть миссис Грегсон, сэр.

      Я подумал: лунатик она, что ли, блуждает по ночам? Но пришлось все-таки вылезти из-под одеяла и закутаться в халат. Я слишком хорошо знаю свою тетю – если она желает меня видеть, значит, она меня увидит. Такой человек.

      Она сидела в кресле, прямая, будто доску проглотила, и смотрела перед собой в пространство. Когда я вошел, она смерила меня неодобрительным взглядом, от которого у меня всегда позвоночник размягчается, как студень. Тетя Агата – железная женщина, что-то вроде старой королевы Елизаветы, я так себе представляю. Она помыкает своим мужем Спенсером Грегсоном, несчастным старикашкой, который играет на бирже. Помыкает моим двоюродным братом Гасси Мэннеринг-Фиппсом. И его матерью, своей невесткой. И, что хуже всего, мною. У нее акулий глаз и твердые моральные устои.

      Есть, наверно, на свете люди, что называется, твердокаменные, с нервами-канатами, эти, возможно, способны ей противостоять; но если вы обыкновенный смертный вроде меня и любите жить тихо и спокойно, вам при ее приближении ничего другого не остается, как свернуться в клубок и молить небо о спасении. Чего захочет от вас тетя Агата, то вы и сделаете, знаю по собственному опыту. А если не сделаете, то будете потом недоумевать, с чего это народ в старину так волновался, когда попадал в немилость к испанской инквизиции?

      – Привет, привет, тетя Агата! – поздоровался я.

      – Берти, – произнесла она, – у тебя кошмарный вид. Просто забулдыга какой-то.

      Я ощущал себя расклеившимся почтовым пакетом. Я вообще с утра пораньше бываю не в наилучшей форме. Что я ей и объяснил.

      – Это называется, с утра пораньше? Я уже три часа как позавтракала и все это время прохаживалась по парку, собираясь с мыслями.

      Лично я, если бы мне пришлось позавтракать в полдевятого утра, прохаживался бы после этого не по парку, а по набережной, выбирая место, где сподручнее утопиться и положить конец своим страданиям.

      – Я чрезвычайно обеспокоена, Берти. Оттого и решила обратиться к тебе.

      Вижу, она к чему-то клонит, и тогда я слабым голосом проблеял Дживсу, чтобы принес чаю. Но она его опередила.

      – Каковы твои ближайшие планы, Берти? – начала она.

      – Н-ну, я думал немного погодя выползти куда-нибудь пообедать, потом, может быть, заглянуть в клуб, а потом, если хватит пороху, рвануть в Уолтон-Хит и сыграть партию в гольф.

      – Меня не интересуют твои ползки и рывки. Я спрашиваю, есть ли у тебя на предстоящей неделе какие-нибудь серьезные дела?

      Я почуял опасность.

      – А как же, – отвечаю. – Уйма дел. Пропасть! Ни одной свободной минуты!

      – Какие же это дела?

      – Н-ну… Э-э-э… Точно не знаю.

      – Ясно. Я так и думала. Нет у тебя никаких дел. Прекрасно. В таком случае немедленно поезжай в Америку.

      – В Америку?

      Не забывайте, что все это происходило на голодный желудок и в такую рань, когда только-только успел проснуться жаворонок в поле.

      – Да, в Америку. Думаю, даже ты слышал, что существует на свете такая земля?

      – Но почему в Америку?

      – Потому что там сейчас твой двоюродный брат Гасси. Он где-то в Нью-Йорке, и я не могу с ним связаться.

      – Что он там делает?

      – Дурака валяет, вот что.

      Для того, кто знает Гасси так же хорошо, как я, это могло означать все что угодно.

      – В каком смысле?

      – Влюбился бог весть в кого и потерял голову.

      Это, учитывая его прошлые заслуги, звучало правдоподобно. С тех пор как Гасси достиг совершеннолетия, он только и делал, что влюблялся бог весть в кого и терял голову. Такой у него характер. Но поскольку взаимностью ему не отвечали, до сих пор потеря головы обходилась без скандалов.

      – Я думаю, Берти, тебе известно, отчего Гасси уехал в Америку.