Сергей Геннадьевич Лысков

НЕ фантастика


Скачать книгу

      Пациент из будущего

      Перекур – простое по смыслу слово. Не совсем правильное в плане логического смысла, который предполагает приглашение на «перекур», ибо иногда это вообще не связано с процессом курения, но в целом, если отбросить все детали и придирки к частоте заложенного в слово смысла и не воспринимать буквально это понятие как передозировку никотином в процессе курения, выйдет простое и емкое понятие – перекур – банальные минуты отдыха.

      Сам я не курю, но поддерживая друзей, с удовольствием коротаю время под табачный дым, обсуждая врачебные истории. Я, кстати, вывел одну бесполезную особенность: длина перекура прямо пропорциональна градусу жидкости, которая употребляется во время сего действия, и если подойти к этому с научной точки зрения, получится вполне серьезное исследование… Но я отвлекся. Итак, перекур – в нем сокрыт глубокий физиологический смысл, это своего рода перезагрузка истощенного работой мозга и дозаправка организма кофеином, никотином и прочими психоактивными веществами для улучшения работы центральной нервной системы. А с учетов растраты фиксированного рабочего времени – это вторая после получения денег приятнейшая манипуляция на рабочем месте.

      Вот за одним из таких перекуров мой коллега рассказал мне об очень интересном пациенте – некоем Румо Фусове. Этот субъект утверждал, что он сам из будущего и скрывается в настоящем времени от наемных убийц киноиндустрии. По его словам, на него было организовано несколько безуспешных покушений, и в данный момент по средствам машины времени, которая почему-то способна посылать только в прошлое, он оказался в психиатрической клинике. Изюминкой данного случая была безукоризненная логичность в рассказах пациента, и мой друг уже третий день безуспешно пытался найти огрехи в структуре бреда. Выслушав этот необычный случай под утренний кофе, я тут же предложил провести прием вдвоем, буквально напросившись на столь интересный клинический случай.

      Удобно расположившись в кресле и включив диктофон, я стал наблюдать за работой друга.

      Пациент был упитанный малый с гладко выбритыми щеками, ухоженной бородкой. Одет он был не в больничную одежду, причем в цветовой палитре его образа прослеживалось чувство вкуса и некого стиля. Поздоровавшись, он тут же обратил на меня внимание и представился:

      – Румо Фусов.

      – Сергей, – ответил я и тут же добавил: – У вас странное имя? Откуда вы?

      – Мадагаскар, – ответил мужчина средних лет. – Это нейтральные территории, не принадлежащие мировому правительству.

      – Мировому? – переспросил мой друг. – Разве это не государство?

      – Ну, я, по-моему, уже говорил, что в том времени, откуда я пришел, этот остров – независимая территория.

      – Допустим. Ну, вы понимаете, что сейчас 2019 год, – спросил я.

      – Давайте так, уважаемые врачи-психиатры, я полностью вменяемый человек и готов вам это доказать, пройдя всевозможные тесты, – говорил Румо Фусов. – И если бы не угроза жизни, то я уверяю вас, что мы бы никогда и не встретились. Напомню, что я сам обратился за условной помощью и обследованием в вашу клинику. Находясь под наблюдением в этой больнице, я, во-первых, оберегаю себя, так как они просто не посмеют создать временной парадокс, убив меня, и во-вторых, создаю временные зацепки, дабы меня и мою жизнь не смогли стереть.

      – Понятно, – ответил я, подчеркнув необычное имя пациента. – Вопрос: что такого вы изобрели, за что вас хотят убить?

      – В будущем, – тут же дополнил Румо.

      – Получается, да, – немного скептически добавил я.

      – Я уже говорил об это вашему коллеге, – улыбаясь, повторил Румо. – Но повторюсь, моя программа в интеллектуальном чипе микромеханизмов позволяет адаптировать вербальные символы в яркие визуальные образы в сфере сознания человека.

      – То есть нечто в голове способно визуализировать слова в образы по средствам роботов?

      – Микромеханизмов, – поправил Румо. – Роботы – более разумная форма техники.

      – Микромеханизмы с интеллектуальным чипом? – ещё более скептически спросил я.

      – Да, и моя программа позволяет это сделать ярким и простым в воспроизводстве.

      – Зачем? – удивленно спросил я. – Для чего дублировать то, что наш мозг и так делает в сфере нашего сознания?

      Возникла небольшая пауза, которая даже оживила моего друга, ибо он словно почуял – вот она трещина в бредовой структуре пациента. Но нет, ответ последовал вполне логичный.

      – По сути, незачем, – улыбнулся Румо. – Но вы немного плоско мыслите, Сергей, – пытался шутить Румо. – Теперь представьте, имея такой микромеханизм, подключенный к голове, вы начинаете слушать аудиокнигу, и она визуализируется в каждом услышанном слове, как самый красочный фильм, и вам, как личности, потребуется только попкорн и удобное местечко для наслаждения таким внутренним киносеансом.

      – Занятно, – улыбнулся я.

      – Теперь понятно, почему меня хотят убить? – тут же продолжил Румо. – Индустрия кино потеряла семьдесят процентов