Хельга Стрекот

Импульс, приходящий извне


Скачать книгу

      Глава 1

      Варвара. Наши дни…

      В последние дни необычно жаркого по питерским меркам лета, наш небольшой дачный поселок Жаворонки, обособленно расположенный в тени густого смешанного леса, был на удивление безмолвен. В воздухе, наполненном лесными ароматами, разливались ленивое благоденствие и беспечная скука. Сонная флора, раскрашенная в мягкую и богатую палитру красок, причудливо оттеняла строгую красоту сосновой рощи вокруг поселка. Верхушки стройных сосен, уходя в бескрайнее безоблачное небо, как завершающий штрих мастера на шедевре живописи, только подчеркивали застывшую неподвижность летнего дня. И лишь неутомимые кузнечики нарушали сонное спокойствие этого загородного царства.

      Расстояние от посёлка до северной столицы было оптимальным из-за умеренной интенсивности движения по Выборгскому шоссе. А наличие вблизи коттеджного комплекса остановки общественного транспорта, позволяло отдыхающим, измученным мирской суетой и выхлопными газами, поддерживать непрерывную связь с активной жизнью города в любое время года.

      В получасе езды от изнеженного покоем и умиротворением дачного посёлка, в убежище старых скал, приютилось живописное озеро Купелька с прохладной и прозрачной водой. Его безмятежная гладь сверкала мириадами бликов голубому небу, уходящему лету и проплывающим в его отражении облакам. Солнце стояло в зените, воздух струился от зноя, и ничто не предвещало неприятностей.

      Кто-то любит теплое Чёрное море, кто-то предпочитает проводить отпуск на заграничных горнолыжных курортах, но есть места и в нашей стране, побывав в которых однажды, мечтаешь вновь туда вернуться. К таким обетованным местам относятся, с моей точки зрения, и наши Жаворонки. Вот туда-то сегодня немо рвалось мое сознание и тело, пока я толкалась в пригородной железнодорожной кассе по причине нахождения моей машины в автосервисе.

      Жара, столбик термометра уже достиг отметки в +30 градусов, отсутствие билетов, взволнованная очередь и потеря своего порядкового номера в этой очереди ввели меня в состояние легкого транса. Я долго не могла понять, подойдя к окошку кассы, почему в вагоне фирменной «Ласточки» нет мест возле столика у окна? Почему не принимают оплату банковской картой? И почему мне предстоит тесниться на протяжении нескольких часов в переполненном вагоне, в третьем ряду возле прохода?

      Как оказалось, в эти дни студенты ехали на туристический слет совершенствовать свои умения по выживанию в лесу.

      – Билеты на выходные рейсы практически все проданы. Какой уж тут выбор мест? – прояснила мне ситуацию девушка-кассир.

      Ловко перебирая клавиши компьютера она одновременно с диалогом оформляла мне билет.

      – Вы наконец-то отойдете от кассы? – прогремел, как гром среди ясного дня, голос над моей головой.

      Я вздрогнула от неожиданности. Обдав меня тяжелым ароматом сладких не в меру духов, на меня сердито смотрела корпулентная дама неопределенных лет с фиолетовой чалмой на голове и горностаем, лежащим поверх массивной золотой цепи на таких же массивных плечах.

      Каково это оно? С горностаем в жару, да в чалме? Изумление читалось в моих глазах, пока смысл вопроса медленно доходил до меня.

      – Дамочка, отойдите от кассы, вы не одна в очереди, – продолжала сверлить меня злобным взглядом беспокойная мадам.

      Я состроила обиженную мину и передёрнула плечом. Очередь молча наблюдала за начинающимся действом. Тётка не унималась:

      – Гляньте на неё – как та собака, что на сене лежит, сама не ест и скотине не дает.

      Челюсть моя от неслыханного хамства просто отпала сама собой. Про собаку понятно, вот кто скотина в её понимании? И что из этих зол большее?

      – Ну, что застыла, как на похоронах? Посторонись, тебе говорю! – наседала дама, за малым не отпихивая меня локтем от кассы.

      – Ума палата, да ключ потерян, – пробормотала я себе под нос, но с места не сдвинулась.

      – Что вы там себе бубните? Бубнит она, соображай быстрее, – распаренная духотой мадам попыталась перейти на «вы» и насторожилась в ожидании дискуссии.

      Но я замолчала. Кассир выжидательно смотрела на меня.

      – Мой Лектор уже беспокоится от твоей нерасторопности и полнейшего кретинизма, – выдохнула грубиянка с теплотой в голосе, косясь куда-то вниз.

      Услышав слово «Лектор», я в ужасе отшатнулась. Рядом с дамой стояла внушительного размера клетка, накрытая пончо поверху. Мне даже показалось, что я услышала тяжелое дыхание монстра. Хотя, очевидно, что это мое распаленное зноем воображение перенесло дыхание и злость дамы на ее зверя.

      «Что жара делает с людьми!» – мысленно сокрушалась я и где-то очень глубоко в душе, где-то очень глубоко, сочувствовала габаритной мадам. Мгновенно определившись с местом, я забрала драгоценный билет и молча ретировалась, благоразумно решив не ставить грубиянку на место. Гордо расправив плечи и придав своей осанке максимальное достоинство, я удалялась от напряженной очереди с билетом в руках, так и не разобрав, что за животное притаилось в недрах индийского